Авторизация
 

Трубочка барина Коллиньона

Сегодня через тоннель под линией Горьковской железной дороги на велосипедах уже почти не ездят. Слишком опасно, так как тоннель узкий, а поток машин там слишком велик. А лет 40 назад, когда автомобилей в Коврове было во много раз меньше, велосипедисты запросто катались «под трубочку». Кстати, «трубочка», похоже, чисто ковровский аналог импортного (точнее – английского) слова «тоннель».
Трубочка барина Коллиньона
В Англию слово «tunnel» пришло из Франции, что для ковровских реалий выглядит символично, так как наш тоннель, то есть трубочку, строили французские инженеры…
Впервые я проехал через тоннель у старого ковровского кладбища, когда мне шел четвертый год от роду. Отец провез меня там на велосипеде по дороге в Заречную Слободку со стороны «шестерки». «Трубочка» показалась мне огромной, где под кирпичными сводами каждый звук отдавался особенно гулко. На велосипеде довелось проезжать через ту трубочку потом неоднократно, но особенный интерес у меня к ней возник в середине 80-х, сразу после получения водительских прав.
Трубочка барина Коллиньона
Став молодым водителем, я поначалу боялся ездить через центральный ковровский перекресток проспекта Ленина, улиц Шмидта и Социалистической. Чтобы добираться на «Жигулях» из северной части города в южную и обратно, не придумал ничего лучше, чем ездить под трубочкой. Сейчас туда без нужды калачом не заманишь. А по молодости искренне казалось, что так проехать и проще, и спокойнее.
О том, что нашу столь привычную железную дорогу строили французы (точнее, строили-то русские, а руководили иностранцы), довелось узнать много позже. Имя руководителя строительства железнодорожной магистрали Москва – Нижний Новгород малоизвестно даже сейчас. Это известный французский инженер и математик Карл Франсуа Коллиньон, выпускник Парижской политехнической школы и специальной школы мостов и шоссе в восточном пригороде Парижа Шан-сюр-Марн, лауреат престижной премии Понселе Французской академии наук. В Россию он приехал 26-летним молодым специалистом и сразу же стал главным директором «Главного общества железных дорог» – крупной компании с международным капиталом. Прожил он в нашем отечестве более пяти лет. В проектировании и строительстве Московско – Нижегородской железной дороги и сооружений при ней ему помогали французские инженеры Густав Герен и Карл Пуаре. «Чугунку», как поначалу называли наши соотечественники железнодорожную магистраль, построили к концу лета 1862 года. Тогда устроили и тоннель под насыпью для проезда гужевого транспорта и прохода пешеходов.
Трубочка барина КоллиньонаМожно только удивляться предвидению французов, спроектировавших трубочку огромных по тому времени размеров – явно чрезмерных для пропуска телег и карет. Тоннель построили с таким запасом, что его хватило на полтора с лишним столетия научно-технического прогресса. И когда сегодня, уже в XXI веке, через эту трубочку запросто проезжают не только «газели», но и КамАЗы – это впечатляет. Коллиньон воистину был великим инженером.
Поэт XIX столетия Петр Исаевич Вейнберг, известный по строкам когда-то знаменитого романса «Он был титулярный советник…», посвятил Коллиньону такие строки:
«Вы знавали ль Колиньона?
Он был бравый кавалер,
Горделивый, важный барин
И французский инженер!»

И каждый раз, проезжая через трубочку-тоннель, которая нередко во время праздников с перекрытием центра становится единственным путем проезда для сколько-нибудь габаритного транспорта из одной части Коврова в другую, впору вспомнить добрым словом «горделивого, важного барина» и инженера с большой буквы.
Николай ФРОЛОВ
рейтинг: 
  • 0
Оставить комментарий