Авторизация
 

Дома первых революционеров

Однако далеко не все памятные места этого периода находятся в Заведении. В северной части города, в одном из многочисленных кварталов длинной улицы Челюскинцев, а прежде – Муромской, до сих пор стоит один из главных конспиративных домов ковровских ткачей – мастерская Дмитрия Щеглова. Здесь в 1905 году хранились оружие и нелегальная литература членов РСДРП.
Вскоре к железнодорожникам примкнули и ткачи, среди которых также появилось немало новых лиц. В 1901 году на фабрику наследников Треумова 17-летним подростком пришел Иван Рыжов (на фото), который тут же приглянулся бывалому подпольщику Никонову. Спустя 4 года Рыжов вступил в РСДРП и стал одним из организаторов забастовок на фабрике. Постепенно ряды ковровских подпольщиков пополнили Федор Туманов, Ефим Васильев и другие.
Дома первых революционеров

В 1904 году в Ковров из Москвы был прислан профессиональный революционер Сергиевский. С тех пор работа местной группы РСДРП приобрела новые масштабы. Ковровские подпольщики приобрели шапирограф и начали выпуск революционных листовок. Регулярно проводились митинги на Шириной горе и в районе Прудка, неподалеку от Знаменской женской обители, тогда еще окруженной густым лесом. Отныне рабочие все чаще и чаще начинают предъявлять политические требования.
И вот грянул 1905 год. Опьяненные успехом прежних забастовок, в октябре ковровские революционеры устраивают грандиозную стачку сначала в ж/д мастерских, а затем и на ткацкой фабрике. Была перекрыта железная дорога, занят телеграф. Спустя два месяца, 7 декабря, ситуация повторяется. Для связи со столичными железнодорожниками отправляется делегация в Москву, однако события принимают неожиданный оборот.
На обратном пути в районе станции Орехово-Зуево поезд с рабочими обстреляли астраханские казаки. В перестрелке погибли Александр Малеев, Иван Гунин и Анисим Соловьев. Когда на следующий день их товарищи отправились за телами убитых, ситуация повторилась. На сей раз жертвами стали рабочие Вячеслав Кангин и Флегонт Талантов и котельщик Соколов.
В дальнейшем ситуация стала стремительно ухудшаться. 17 декабря были закрыты железнодорожные мастерские, начались массовые аресты. Своих рабочих мест лишились более 400 человек. Начался так называемый период реакции, и Ковровская группа РСДРП ушла в еще более глубокое подполье.
Отныне главной явочной квартирой ковровских революционеров становится дом Агапова. Иван Агапов – один из первых ковровских большевиков, как и многие другие, выходец из железнодорожных мастерских. Его дом находился на улице Малеева, а прежде – Второй церковной. Сегодня на его месте – современная постройка.
Дома первых революционеров

Вот как Иван Агапов описывает праздник 1 Мая, который ковровские большевики справляли на Шириной горе: «Целыми семьями вокруг кипевшего самовара отдыхали и веселились рабочие. В то время как на долине шло обычное гулянье, мы в условленном месте собирались большой группой. Докладчики говорили о действительном значении праздника 1 Мая, о том, как эти дни проходят в крупных городах и в других странах, агитировали и пропагандировали среди присутствующих идеи марксизма, призывали к борьбе с самодержавием».
Кстати, в советское время на месте первых маевок ковровских рабочих был установлен памятный обелиск. Его автором выступил маститый советский скульптор Матвей Манизер, автор посмертной маски Сталина, известный в Коврове как создатель памятника Василию Дегтяреву на улице Абельмана. Когда-то возле обелиска принимали в пионеры, а к самому памятнику вела дорожка, однако сегодня он заброшен и уже едва ли о чем-то говорит современному жителю Коврова.
Дальнейшие события ковровской революции и ее кульминация в 1917 году связаны с именами Николая Абельмана, Александра Барсукова и других. Имена же первых революционеров были увековечены в названиях улиц. В районе Заведения в 1925 году появляются улицы Малеева, Кангина, Гунина, Талантова, Рыжова, а в старой части города уже в 1960-х возникают улицы Щеглова и Никонова. Из шестерых убитых в Орехово-Зуево лишь четверо удостоились улиц своего имени. Решение о переименовании не коснулось котельщика Соколова, а Анисима Соловьева уцелевшие участники тех событий посчитали трусом, так как тот вышел из обстрелянного поезда с белым платком.
Убитых революционеров захоронили в общей могиле в Орехово-Зуево, а в 1906 году прах одного из них, Александра Малеева, перенесли на ковровское Иоанно-воинское кладбище, более известное как парк им. Пушкина. В 1949 году старый надгробный памятник заменили на стелу, стоящую там и по сей день.
Дома первых революционеров

Стела на месте захоронения Александра Малеева
Сегодня дома ковровских революционеров – почти забытая страница городского прошлого. Уже нет конспиративной квартиры Агапова и дома главного летописца ковровской революции Ляхина, заброшена мастерская Щеглова, а дома других революционеров Заведения затерялись в глубине квартала. Однако история не терпит замалчивания, и какими бы неактуальными в свете политических установок ни казались сегодня рассказы о первых ковровских большевиках, все же это часть прошлого города, и ее тоже не должно постигать забвение.
Денис Грабкин

Фото из архива Ковровского историко-мемориального музея и книги К. Якушиной к 200-летию Коврова.
рейтинг: 
  • 0
Оставить комментарий