Авторизация
 

Преступники без преступления

Начало прошлого века в России. Революция завершена. Молодая страна Советов встает на ноги и, как это ни печально, давит ими тысячи и тысячи безвинных – это начало политических репрессий. О том, что было почти сто лет назад, мы узнаем из рассекреченных архивов.
Преступники без преступления


















Вот одна из архивных папок, датированная 4 ноября 1920 года. Владимирской губернской Чрезвычайной комиссией взят под стражу крестьянин Иван Сибирев из деревни Шапино Ковровского района. Занимался мужик личным хозяйством. За несколько месяцев до ареста на волостном съезде представителей сельских Советов он высказал своё мнение по текущему моменту: «Советская власть запретила свободу слова, Красная армия идет защищать эту власть под штыками коммунистов». Этого стало достаточно, чтобы крестьянин был признан виновным и постановлением Коллегии ГубЧК осужден на 1 год принудительных работ условно.
В клочья порванный закон
Товарищу Сибиреву крупно повезло. Убийственная машина массового террора со стороны властей только раскручивала свои маховики. Иосиф Джугашвили еще не стал генеральным секретарем ЦК КПСС и полноправным «хозяином» страны. Однако уже зимой 1920 года в стране действовало до тысячи застенков. Была восстановлена смертная казнь, создавались концлагеря. А дальше, как известно из истории, – гонения на все слои населения. Репрессивные акции советской власти дорого обошлись народу: миллионы погибли, миллионам искалечили жизнь и отняли будущее.
«Невозможно понять, почему мощная государственная машина, в которую входили влиятельные политический сыск, прокуратура, судебные органы, присоединившиеся к ним «особые совещания», «двойки», «тройки», обрушилась всеми своими силами на рабочего, крестьянина, интеллигента, солдата, священника, наконец, просто домохозяйку, заклеймив их ярлыком «врага народа». Какой урон или вред могли принести стране швея, ткачиха, хлебопашец, строитель? Но их взяли под стражу, затем быстрое следствие и суд...», – написано в «Книге памяти».
1012 невинно осужденных
Из «Книги памяти», со страницы, посвященной жителям Коврова и Ковровского района, мы навскидку берем несколько фамилий со скудными сведениями о людях. Акиров Михаил Андреевич, ковровчанин, по профессии агроном, арестован 10 октября 1937 года. Осужден к расстрелу. Базунов Александр Михайлович, ковровский пенсионер, арестован в сентябре 1947-го. Осужден на 10 лет лишения свободы. Ведров Николай Федорович, сапожник из Коврова, арестован в марте 1949-го. Осужден на 25 лет лишения свободы.
Фамилии выстроены по алфавиту, строчки мелькают одна за другой и, кажется, никогда не закончатся. Замечаешь одну закономерность: жителей нашего города и района увозили на черных «воронках» в основном с 1933 по 1948 годы.
По информации из Ковровского историко-мемориального музея, на Ковровской земле было необоснованно репрессировано 1012 человек, из них 160 человек расстреляно, 727 осуждено к лишению свободы, 81 направлен в ссылку или на поселение, 44 приговорены к штрафам или к принудительному лечению в психиатрических больницах.
Составители «Книги памяти» добавляют к этому, что от политических репрессий у нас пострадало больше всего рабочих – 410 человек, а также 291 человек из интеллигенции, 113 крестьян, 83 кустарей, пенсионеров, домохозяек, безработных, 62 военнослужащих, 53 служителя религиозного культа.
По инициативе ковровчанки
30 октября в России отмечается День памяти жертв политических репрессий. К этой дате приурочено открытие Стены памяти в Историко-мемориальном парке города Коврова (ранее – парк им. Пушкина). Стена памяти создается по инициативе ковровчанки Людмилы Моисеевой, дочери репрессированных, которая весной этого года на личном приеме обратилась к главе города Анатолию Зотову с просьбой увековечить память невинно пострадавших от культа личности Сталина – поставить мемориал или памятный знак. Говорят, приходила она в администрацию еще при Каурове, тогда должного отклика не последовало. Теперь же к предложению ковровчанки прислушались «едроссы» – Стена памяти сооружается на средства «Единой России». Макет Стены разработан в отделе архитектуры и строительства при ковровской администрации, барельеф – работником ЗиДа, художником Павлом Раскиным. К слову, барельеф был должен отметить стену печально известного дома №5 на ул. Октябрьская еще в девяностые годы прошлого века. Ведь суды над политическими проходили именно там. Однако в перестройку денег на установку барельефа не нашлось. 30 октября 2017 года он получит свое место на Стене памяти. Позже к барельефу добавится текст.
О. АРТЕМЬЕВА
рейтинг: 
  • 0
Оставить комментарий