Авторизация
 

Разговор с отцом

Здравствуй, папа. Скоро тебе исполняется 100 лет. Пусть тебя нет на этом свете больше 30 лет, но время не властно над памятью. А память возвращает меня в детство и юность, когда ты был с нами и рассказывал о своей жизни.
Разговор  с отцомИз Вешек в Ленинград
Помнишь, ты шутил, что про тебя можно кино снимать, да жаль, сценариста нет... Родился ты 13 мая 1918 года в селе Вешки, что под Вязьмой в Смоленской области. Воспитывался в многодетной семье, кроме тебя – еще 6 мальчиков и одна девочка. Юность тебе запомнилась порой коллективизации, когда со двора свели в колхоз двух лошадей, корову с теленком, другую живность и чуть не раскулачили. Но повезло, что не было наемных работников.
Учеба давалась тебе легко, но в селе была только начальная школа, и после нее пришлось идти работать в колхоз. В 14 лет ты осваиваешь трактор и становишься бригадиром в родном колхозе. Зимой работаешь на льнозаводе, а весной опять в поле. Время идет, и захотелось тебе, молодому парню, учиться специальности шофера в Ленинграде. Да так и остался там до призыва в армию осенью 1938 года. На призывной комиссии тебе предложили идти служить или в танкисты, или в моряки. Морская форма, конечно, прельстила, как-никак Ленинград – город моряков.
Схватка
Суровый Северный флот встретил тебя, молодого матроса, штормами Баренцева моря. Службу ты проходил командиром отделения минеров и пулеметчиков в составе ОВРа (охрана водного района) в подразделении дивизиона морских охотников на катере МО-422. Служба двигалась к концу, когда страшное слово «война» обрушилось 22 июня 1941 года бомбами немецких самолетов в бухте Североморска.
29 июня был один из первых походов катера. Когда налетели вражеские самолеты, сошлись в схватке мой отец старшина Киреев за пулеметом и ас Люфтваффе за штурвалом «мессера». Сыпались бомбы, пулеметные очереди с самолета прошивали море. Казалось, что оно кипит. Но и твой пулемет не молчал. И вот, задымившись, самолет рухнул в воду. Но и ты получил тяжелое ранение в голову. «Ну все, Костя отвоевался», – сказали друзья, когда без сознания тебя доставили в госпиталь. Наградой за подвиг была главная медаль войны – медаль «За отвагу».
У нас хранилась вырезка из фронтовой газеты, где ты сфотографирован у пулемета. Но, перебирая ваш с мамой архив, эту вырезку я не нашел. Стал искать через Интернет (новое средство связи у нас). Нашел газету «Краснофлотец» и невольно окунулся в гущу военных событий. Ты, наверное, читал газету, где сообщалось о твоей награде. А помнишь газетное стихотворение краснофлотца Г. Рожкова «На охотнике»? «Стал «мессер-шмит» палить из пулемета, но трасса красная метнулась под мотор. Огонь разрыва опалил пилота. И рухнул «мессер» в море, как топор». Прямо как про тебя писал.
В газете за 11 сентября 1942 года я нашел слова секретаря парторганизации старшины 2-й статьи Н. Сизова о тебе: «Минер и пулеметчик старшина 2-й статьи Константин Киреев писал в своем заявлении: «Хочу с ненавистным врагом драться коммунистом. Буду до последнего вздоха биться за нашу Родину». И Киреев доказал, что у него слова не расходятся с делом».
Были у тебя тяжелейшие походы в норвежские фьорды, сопровождение транспортов, установка глубинных бомб при охоте за немецкими подводными лодками, высадки морского десанта, отражение воздушных атак, обезвреживание и разминирование морских мин. И бои, бои, бои...
Разговор  с отцомОбезвредить «рогатину»
Мало кто может представить, что такое обезвредить плавающую морскую мину. Обычно после команды на уничтожение мину пробовали расстрелять из пулемета. Но когда на море качка (а она там всегда), о каком прицельном огне может идти речь? Тогда принималось решение об использовании малого заряда для подрыва мины. А как это сделать, как прикрепить, взорвать и себя не покалечить?
Как командир отделения ты сам садился в шлюпку, на веслах – кто-то из друзей. Лежа на корме шлюпки, выставив вперед руки, встречался с «рогатиной». Сразу не определишь, что за мина – магнитная или обычная. И вот здесь самый страшный момент – момент первого прикосновения к мине (это когда седеет волос, это когда противный холод и животный страх пронзает все тело). А дальше дело техники: привязать заряд, поджечь бикфордов шнур. Отплыв метров 40-50, надо успеть лечь на дно шлюпки, чтобы осколки не зацепили. Ты же ведь не случайно с войны пришел белый как лунь. Но седина тебя не старила.
О родных и близких
Твою грудь украсила еще одна высокая награда – медаль Ушакова. А на теле прибавилось шрамов от ран – 26 осколков в левой ноге. После одного из тяжелейших походов и лечения после ранения в июле 1943 года тебе был предоставлен десятидневный отпуск на родину. Свою Смоленщину ты не узнал. В Вязьме из 5500 строений сохранился лишь 51 деревянный дом. В родном селе ты не увидел самую высокую колокольню, ее взорвали фашисты. Сердце кровью облилось, когда ты узнал, что сестру Марию и малолетнего брата Егора угнали в Германию, брат Иван пропал без вести, другие братья на разных фронтах. Недолгая встреча с отцом и матерью – и снова дорога на Север. Помнишь, как в Москве встретился с братом Петей и снохой Таней? Как вы вместе фотографировались с маленьким Валериком? Как вечером Петя на генеральской «эмке» за 15 минут домчал тебя до вокзала и ты не опоздал на поезд? Эти встречи в разгар войны придавали силы и укрепляли веру в нашу Победу.
Неожиданный подарок
Однажды в разведке вас обнаружили немцы, по вашим катерам били береговые батареи. Ты рассказывал, как тяжелые фонтаны воды, похожие на смерч, вставали с правого борта и как благодаря дымовой завесе, поставленной тобой и старшиной с другого катера, вы вырвались из-под обстрела, с честью выполнив задание по высадке разведчиков. В январе 1944 года за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом доблесть и мужество тебя наградили орденом Красного Знамени.
Весной этого же года судьба преподнесла тебе неожиданный подарок – перевод на Черное море для освобождения Европы. Почему подарок? Да потому что в мае 1944 года ваш эшелон простоял три дня на разъезде Большаково. И вот на вечере танцев в деревенском клубе ты увидел красивую девушку и, еще не познакомившись с ней, сказал своим друзьям, что она будет твоей женой. Звали ее Тоня Маканина, жила она в деревне Авдотьино, работала на заводе ИНЗ-2 (завод им. Дегтярева). Расставаясь, она подарила тебе своё фото с надписью «Косте от Тони. Если встретится нам не придется, значит, наша такая судьба. Пусть на память тебе остается неподвижная личность моя. 3.V.44. г. Ковров. Тося. Разъезд Большаково».
Потом было взятие Бургаса, Варны, Констанцы. С восторгом мы с братом слушали твой рассказ о разоружении командного состава ВМФ Румынии. Как униженно стоял перед тобой, старшиной 1-й статьи Киреевым Константином, командующий румынским ВМФ и ни в какую не хотел отдавать хромированный «вальтер» с дарственной надписью фюрера. Как трофей забрал твой командир, а тебе он отдал свой «тэтэшник», который после войны ты обменял на карманные часы.
На Параде Победы
9 мая 1945 года, узнав о безоговорочной капитуляции фашистской Германии, на палубе катера стреляли безостановочно. Твой же пулемет не смолкал до тех пор, пока не закончились патроны в ленте. А потом пришел приказ Сталина, что 24 июня в Москве состоится Парад Победы и от Военно-морского флота формируется Сводный полк ВМФ. По тому приказу в число участников Парада включались лучшие из лучших, достойные из достойнейших, награжденные орденами и медалями за мужество и героизм.
И одним из таких достойных, представителем двух флотов – Северного и Черноморского – оказался ты, старшина 1-й статьи Киреев Константин Тимофеевич.
Месяц тренировок перед Парадом не прошел даром. Когда 24 июня 1945 года ваш Сводный полк торжественным маршем прошел по брусчатке Красной площади, все любовались вашей выправкой, вашим строевым шагом, вашей формой. А в седьмом ряду чеканил шаг ты, навсегда вошедший в историю как Победитель.
После Парада Победы тебе предоставили отпуск, и уже 17 июля вы с мамой расписались. Демобилизовался ты в 1946 году. Предлагали служить дальше, но ты выбрал Ковров. Здесь прожил 41, здесь у тебя родились два сына. Работал на городских предприятиях, активно участвовал в общественной жизни и никогда не пропускал праздник Победы. Ты и сейчас ходишь на Парад в составе Бессмертного полка. И пока живы твои потомки, память о тебе будет жить с ними.
Чуть не забыл тебе сказать: я нашел фото твоего «Морского охотника №422», нашел медаль Ушакова, которую ты когда-то потерял. Теперь твой памятник обновлен: на нем ты со всеми орденами и медалями на фоне катера.
Светлая тебе память.
Твой сын Слава».
В. Киреев
рейтинг: 
  • 0
Оставить комментарий