Войти
 
16.05.2017, 13:19

Смертный приговор

Героиня нашего рассказа одновременно и пожилая, и больная, и нуждающаяся. Много лет тому назад ее семья попала в сложную жизненную ситуацию. Выход из нее нашелся, но незаконный. Через годы преступление «вскрылось», женщина предстала перед судом и сегодня расплачивается за прежние грехи. Казалось бы, все логично. Но то, как «государевы служители», «представители правительства» – называйте как хотите, издеваются над пенсионеркой, достойно отдельного внимания.
Смертный приговор





























Преступление
Дело было после развала Союза. Нина Николаевна с семьей и семья ее родной сестры жили тогда в Таджикистане. Но гражданская война сделала их беженцами. Первой Таджикистан покинула Нина Николаевна. Она с семьей осела в Белгородской области, начала оформлять документы. Планировали, что она немного обживется и вызовет сестру с семьей. Но те долго в Таджикистане не задержались, сбежали и приехали без приглашения. Тогда Нина Николаевна оставила сестре более-менее обжитое место, а свою семью перевезла в Ковровский район.
Поселившись в деревне, в полуразрушенном доме, она отправилась в пенсионный фонд и по таджикскому паспорту оформила пенсию. Получить российский документ у нее не вышло. В Белгородской области собрала для этого все необходимые документы, но с бланками паспортов на тот момент были проблемы. Справка о том, что российский паспорт не получен из-за отсутствия бланков, и стала первопричиной ее сегодняшних бед.
У сестры, оставшейся в Белгородской области, возникли проблемы с документами. Решить их не получалось, так как таджикская сторона в тот момент не отвечала даже на официальные запросы. Жить ей с детьми без средств к существованию становилось все труднее. Беженцев из братских республик беженцами не признавали, денежного пособия не назначали, жилье не предоставляли.
Нина Николаевна не могла помогать сестре материально и не могла смотреть, как та страдает от безденежья. Поэтому решила рискнуть и попытаться оформить пенсию родственнице по своей белгородской справке. Приехала в Белгородскую область и обратилась в пенсионный фонд. Тогда единой пенсионной базы не было. Проверить, получает ли женщина пенсию еще где-нибудь, было невозможно. Поэтому задумка удалась. Вторую пенсию стали перечислять на расчетный счет, а получала ее старшая сестра Нины Николаевны. Так продолжалось до тех пор, пока пенсионный фонд в 2016 году не стал объединять базы. Тогда-то преступление и вскрылось.
В отношении Нины Николаевны возбудили уголовное дело. Она во всем призналась, и процесс прошел по упрощенной системе. Суд назначил ей условное наказание и обязал вернуть пенсионному фонду более 800 тысяч рублей.
И наказание
В Гражданском кодексе РФ существует статья, устанавливающая ограничение на имущество, которое возможно изымать у граждан в принудительном порядке. В ней указано, что человеку оставляются продукты и деньги на сумму, не ниже прожиточного минимума, установленного государством. Прожиточный минимум на пенсионера в РФ равен 8163 руб. И логично было предположить, что удерживать из пенсии в 13 тысяч рублей у Нины Николаевны будут пять с небольшим тысяч. Но, получив исполнительный лист, судебные приставы самостоятельно назначили к удержанию 70%. Потом поняв, что вынесли решение с процессуальным нарушением, его отменили и издали новое. Решили взыскивать со старушки по 50%. Но Пенсионный фонд, видимо, не зная о втором постановлении, удержал 70%. А возвращать удержанные излишки отказался. Сославшись на то, что долг у бабушки перед ними большой.
Кое-как пережив январь, Нина Николаевна ждала февральскую пенсию. С нее должны были удержать лишь половину. Но, возбуждая исполнительное производство, приставы наложили арест на ее пустой банковский счет. Арест означает, что все поступающие на счет средства, будут автоматически списываться в счет погашения долга. Так и произошло. 50% из пенсии удержали, оставшиеся шесть с небольшим тысяч ПФ перевел ей на книжку. Откуда их тут же перевели на депозит судебных приставов в качестве погашения общего долга. Получилось, что больную пенсионерку лишили всей пенсии. Живи, как говорится, старушка, на три тысячи рублей два месяца и ни в чем себе не отказывай.
Пошла пенсионерка к приставам. Так, мол, и так, есть и лечиться мне не на что. Мол, деньги с книжки верните. И вычитайте поменьше. Деньги с книжки не скоро, но вернули. И постановление о назначенных к удержанию 50% отменили. Вместо него издали новое – решили удерживать 70% (!).
Нина Николаевна обратилась в суд с просьбой пересмотреть назначенные к удержанию 70% от пенсии. Но суд принял сторону приставов. Так как закон позволяет им устанавливать размер удержаний на уровне 70% от дохода, когда речь о возмещении ущерба, нанесенного преступлением.
Странную позицию, на наш взгляд, заняли приставы. На 6 тысяч старушка еще смогла бы хоть как-то существовать. Тогда бы ее долг перед пенсионным фондом ежемесячно сокращался. Лишив ее средств к существованию, приставы, по сути, подписали ей приговор. Умрет она, и долг перед ПФ останется непогашенным. Позиция Фемиды тоже нелогична. Понятно, если бы закон не позволял решение приставов отменить. Но Конституционный суд РФ неоднократно указывал, что конкретный размер удержания подлежит исчислению при неукоснительном соблюдении таких принципов исполнительного производства, как уважение чести и достоинства гражданина и неприкосновенность минимума имущества, необходимого для существования должника и членов его семьи.
Нине Николаевне 76 лет. Женщина сомневается, что сможет дожить до следующего дня рождения, так как оставленных приставами трех тысяч от пенсии ей даже на лекарства не хватит. Дочь материально помочь матери не может. Нина Николаевна говорит: перестану пить таблетки, благодаря которым живу, а там – как Бог даст.
Получается, зря суд старушку пощадил, зря условный срок ей назначил? В тюрьме лечение и еда – за государственный счет и коммуналку платить не надо.
У. КРАЙНОВА

Имя героини изменено.
Оставить комментарий
Сообщите координаты для связи с этой женщиной. Ей наверняка никакая помощь не будет лишней.