Авторизация
 

Гранатовый браслет на память

Каждая новая постановка народного молодежного театра «Вертикаль» – это событие в культурной жизни города. Спектакли всегда проходят при заполненных залах. Наше издание не пропускает премьеры «Вертикали», следит за проектами коллектива. На этот раз захотелось немного изменить подход...
Гранатовый браслет на память
И снова классика
В день премьеры мы видим, что называется, «готовый продукт». Каких трудов стоит его производство? Насколько легко сделать так, чтобы на сцене была гармония, а не хаос? Чтобы музыка включалась в нужный момент, свет загорался по заданной программе, актеры не замирали в ступоре, позабыв от волнения очередную реплику? Получить ответы на целый перечень вопросов мы рассчитывали, напросившись на репетицию. Разрешение было получено. «Вертикаль» готовилась к премьере спектакля по произведению Александра Куприна.
Куприн в галерее классиков русской литературы занимает видное место. Его творчество, можно сказать, насквозь пронизано драмой. Ромашов из «Поединка», доверившись женщине, погибает на дуэли. Инженера Боброва в «Молохе» предает избранница ради богатого жениха. Проститутка Женька, героиня повести «Яма», сводит счеты с жизнью, узнав, что заразилась дурной болезнью. История любви в «Олесе» цепляет аж до слез.
Режиссер театра «Вертикаль» Евгений Соколов в качестве литературной основы нового спектакля взял повесть «Гранатовый браслет» – произведение не менее драматичное. Здесь, насколько мы помним, многолетняя любовь телеграфиста Желткова к княгине Вере Шеиной тоже ничем хорошим для него не закончилась. Как признался Соколов, взяться за это произведение порекомендовал кто-то в социальной сети. Сначала, оценив сложности переноса действия на большую сцену, думал сделать камерный спектакль, но все же нашел, как преодолеть трудности.
Вкратце о том, чего не видит зритель
Итак, сцена ДКиО им. В. Дегтярева, 18.00. Соколов предупреждает, что сегодня черновая репетиция. Актеры занимают ключевые точки. Евгений – за режиссерским «пультом» возле рампы. В качестве пульта – ноутбук, в котором музыкальный плей-лист и текст инсценировки. Репетиция начинается. На сцене знакомые все лица. Веру Шеину играет Елена Кормнова, Желткова – Андрей Чеклецов, князя Шеина – Александр Логинов, брата Веры – Виктор Кормнов, ее крестного – Александр Данилюк.
Актеры в массовой сцене неспешно, негромко беседуют. «Мне важно, чтобы в гуле голосов было слышно (называет, что конкретно он хотел бы услышать), чтобы зрителю было понятно, что происходит», – дает ЦУ Соколов. «Плохо встали. Зачем повернулись лицом к залу?.. Марина, пошла назад... Только на нее смотри, глаз от нее не отводи», – «дирижирует» режиссер происходящим на сцене, перекрикивая музыкальный фон. Вот он уже бежит на сцену, чтобы показать как, по его замыслу, должен убирать стулья слуга Афанасий. «Никита, ты убираешь стулья как работник сцены, а надо красиво, пританцовывая».
Никита Данилин импровизирует, чем вызывает смех актеров. Режиссеру не до смеха, в голосе появляется сталь. За время репетиции он ни разу не присел. По ходу всплывает множество мелочей, которые не ускользают от профессионального режиссерского взгляда. Не туда положили книгу, не так передвинули стол, не с того момента начали, не по той траектории пошли. Прогон, еще прогон, пока старания актеров не удостаиваются оценки «эпично».
Мелочей не бывает
Наконец последняя реплика произнесена. «Завтра разомните рот – есть оговорки. Говорите внятно. Вас должен слышать последний ряд балкона», – делает наставления Соколов. В полной мере отработав по методу кнута, режиссер переходит к методу пряника. Некоторые актеры удостаиваются похвалы. На этой оптимистической ноте все приступают к обычному ритуалу: встают в круг, взявшись за руки, подпрыгивают и произносят: «Самое главное – любить искусство в себе, а не себя в искусстве».
«Завтра сяду в середине зала и там чего-нибудь увижу, что не заметил сегодня», – на прощанье обрисовывает режиссер перспективы ближайшей репетиции. Основная часть труппы расходится. На сцене остаются исполнители главных ролей. Соколов осматривает костюм Чеклецова: «Тебе чего-то не хватает для образа. И в походке твоей что-то не так: ты идешь, как чемодан несешь. И что это за интонации в голосе? Ты мужик, которому не повезло, а не неудачник...» Далее идет многократное повторение танца Шеиной с духом Желткова. Актерам не дается финал, а в нем своего рода «революционная ситуация».
На часах 20.30. «Что-то сегодня рано закончили», – удивляется Соколов. Завтра все повторится в то же время в том же месте. До премьеры остается несколько дней.
Евгений ПРОСКУРОВ

P.S. Премьера спектакля «Гранатовый браслет» состоялась 8 и 9 декабря. Не сказать, что на представление нельзя было достать билетов, но зал был все же заполнен основательно. Финальный выход актеров, как обычно, сопровождался долгими аплодисментами.
рейтинг: 
  • 0
Оставить комментарий
Странная статья, особо без разбора самого спектакля и мнения о нем от корреспондента. Это скорее статья о режиссере. Выскажусь про спектакль - мне он не понравился, объясню почему:

- Полное отсутствие закадровой речи/автора. Если не хотите ее добавлять, хотя бы пусть актеры представляют персонажей друг друга/место где действие происходит. А то не понятно, кто где и с кем разговаривает (Если предварительно не освежить в памяти повесть - вообще не понятно ничего). В итоге нет погруженности в мир, которую испытываешь читая повесть.
- Нелепые танцы уровня школьной постановки не делают спектакль и не серьезным, и не веселым. Оставляя странное послевкусие и тоже сыграло на еще меньшую погруженность в мир и эпоху театральной постановки.
- Не понятно решение режиссера касательно прочтения писем Г.С.Ж. часть письма читал он сам, часть княгиня Вера, и не понятно было это мысли/слова героя или текст письма? И почему так разделены их фразы? (Если предварительно не освежить в памяти повесть - вообще не понятно ничего).
- Театральные грузчики - тоже странное решение. Для чего делать такие пафосные смены декораций, когда свои реплики говорят другие актеры? Не знаю как рядовой зритель, а я часто отвлекался посмотреть как несут стул или передвигают стол.....потому что это делается не "как можно быстрее", а "как можно более пафосно".
- Меня не порадовал свет - периодически прожектора направлялись в зал - меня, как и зрителей по соседству, слепили на миг, другой.