Авторизация
 

Закрытые цехи в закрытом заводе

К середине прошлого века завод им. В. А. Дегтярёва был уже не просто пулеметным заводом. Замнаркома вооружения СССР Владимир Николаевич Новиков называл его пушечно-пулеметным гигантом. После войны на заводе появилось мотопроизводство, в пятидесятые занялись производством тракторных муфт. Работали металлургическое и инструментальное производства. Но в дальнейшем развитии завода знаковым стал 1959 год.
Закрытые цехи в закрытом заводе
Сначала был «Шмель»
Предприятию довелось развивать направления, новые как для завода, так и для страны. Это производство оборудования для атомной энергетики (производство №12) и производство ракетного оружия. Организация ракетного производства начиналось с механосборочного цеха №9, приказ о создании которого вышел в апреле 1959 года. Одновременно создавался цех №16.
Завод занялся двумя направлениями ракетного оружия, из цехов выросли два мощных производства: танковое (противотанковое) ракетное оружие в производстве №9 и зенитное в производстве №21. Оба эти направления были начаты в одно время и развивались параллельно. Первым изделием танкового направления стал противотанковый управляемый реактивный снаряд (ПТУРС) «Шмель». Производство средств ПВО начинали с узлов для зенитных ракет класса «Земля-воздух» комплекса С-75 – производили исполнительные блоки управления (рулевая машинка и автопилот). Опытным руководителям предприятия, директору Павлу Финогенову и главному инженеру Вячеславу Бахиреву (в конце 1960 года – директор завода), приходилось решать задачи, с которыми завод ранее не сталкивался. В 1946 году тоже осваивалось новое направление – производство мотоциклов, но в итоге оно сводилось к той же металлообработке. Здесь же требовались совершенно новые технологии, культура производства, предъявлялись жесткие требования по чистоте производства и микроклимату (температура, влажность). Понадобилось строить новую компрессорную станцию, генераторную, создавать участки производства точных приборов, печатных плат, испытательные станции. Завод Дегтярёва в то время оставался засекреченным предприятием, даже в трудовых книжках работников упоминался как организация «Почтовый ящик №9». Теперь же на закрытом предприятии появились и закрытые цехи.
И что очень важно, в период становления ракетных производств на заводе не было специалистов ракетного производства, кадров, достаточно знакомых с гироскопами, радиотехникой, электроникой. На ЗиД и раньше направлялись выпускники Ленинградского Военмеха и МВТУ им. Баумана. С появлением на заводе ракетной тематики стали приезжать дипломированные специалисты из Московского и Казанского авиационных институтов, из Тулы и Днепропетровска. Шла подпитка кадрами и из Ковровского энергомеханического техникума. Бывало, на собеседовании в отделе кадров присутствовал начальник цеха №9 и лично предлагал достойным соискателям работу в ракетном производстве.
Привет Пауэрсу
Работа ракетного производства быстро дала свои результаты. 1 мая 1960 года во время демонстрации Никите Хрущеву, находящемуся на трибуне Мавзолея, сообщили, что в районе Свердловска ракетой С-75 сбит самолет-шпион Френсиса Пауэрса U2. Самолет оказался недосягаем для наших истребителей-перехватчиков. Хотя первое применение ракеты было несколькими месяцами раньше. Тогда над территорией дружественного нам Китая был сбит американский самолет-разведчик. Об этом случае мало где упоминалось. Создание ракеты старались держать в секрете. За участие в работе над созданием ракеты П. Финогенов и В. Бахирев были награждены орденами «Знак Почёта» с формулировкой «за выполнение специального задания правительства».
У истоков ракетного направления стоял главный конструктор Владимир Александрович Прокофьев, а также Иван Иванович Кириллов и Ефим Семенович Гельбштейн, в 60-70-х главные конструктора завода. Молодыми специалистами-ракетчиками начинали свой трудовой путь на заводе получившие в последствии профессиональное признание Александр Макарович Бобылев и Владимир Ильич Шацкий.
Выстрелил – забыл
В производстве противотанковых ракет осваивали изделия других предприятий-разработчиков. Корпусную деталь, в просторечии названную «бутылкой», делали раскаткой на токарном станке. Даже тогда это считалось «каменным веком». В смену выпускали всего 8 заготовок, причем первые заготовки делал замначальника цеха. Вот так непросто давалось освоение ПТУРСа «Шмель». Тем не менее эта противотанковая ракета имела характеристики, без малого в 10 раз превышающие показатели противотанковых ружей Дегтярёва и Симонова. Если у ПТРД и ПТРС дальность эффективного огня составляла 300 метров, а максимальная бронепробиваемость 40 мм, то у «Шмеля» при массе 20-25 кг дальность была 2000 метров, пробиваемость брони – более 300 мм. Но изделие имело принципиальный недостаток – ракета была «привязана» к наводчику, поскольку имела проводное управление. Через несколько лет на смену «Шмелю» пришла «Малютка». В пехотном варианте она весила в 2,5 раза меньше, имела дальность 3000 метров и бронепробиваемость 400 мм. «Малютка» получила распространение на Ближнем Востоке в ходе арабо-израильского конфликта. Кстати, и работу наших конструкторов и производителей подхлестнуло применение в 1956 году Израилем французских ракет, от которых сгорела сотня танков Т-34, поставленных Египту.
Серьезный рывок в направлении систем ПВО завод сделал в 1967 году. Он стал осваивать уже производство не комплектующих, но единого переносного зенитно-ракетного комплекса (ПЗРК) «Стрела-2». «Стрела-2», а затем «Стрела- 2М» в 60-70-х годах нашли боевое применение в арабо-израильском конфликте и Вьетнаме.
Ракеты, которые завод производит в настоящее время, значительно превосходят своих предшественников. Ушла в прошлое проводная система наведения. На ее место пришло высокоточное оружие, наводимое по радиоканалу и лазерному лучу. Например, «Инвар» и «Корнет» имеют дальность 5-6 км, а максимальная пробиваемость брони у «Корнета» – 1200 мм. Естественно, производят такие ракеты на новейшем оборудовании и с применением сложнейших сборочных операций.
В зенитном направлении, начиная со «Стрелы-2», внедрен принцип «выстрелил – забыл», когда ракета захватывает цель благодаря тепловой головке самонаведения. Тот же принцип используется в поколении ракет «Игла», освоение которых развернулось в 70-80-е годы. Но если «Стрела-2» могла поразить цель при дальности более 3 км и высоте 1,5 км, то «Игла-С» превосходит эти показатели вдвое: дальность 6 км, высота 3,5 км.
Евгений ПРОСКУРОВ

Редакция благодарит руководителя технического центра ОАО «ЗиД» Владимира Никулина за помощь в подготовке статьи.
рейтинг: 
  • 0
Оставить комментарий