Авторизация
 

Она называла Дегтярёва дядей Васей

Оборонный завод имени В.А. Дегтярёва. С ним связаны тысячи судеб, несколько поколений ковровчан трудились в его цехах, создавая новые виды оружия и совершенствуя производство. В канун столетия ЗиДа своими воспоминаниями о том, какие люди работали на благо и процветание главного промышленного предприятия города, с «КВ» поделилась ветеран завода Галина Яковлевна Зевакина.
Она называла Дегтярёва  дядей Васей



























Из солдат – в рабочие
Галина Яковлевна по нынешним меркам считается долгожителем – ей скоро исполнится 91 год. Несмотря на столь почтенный возраст, она прекрасно помнит историю своей семьи, свои детские-юношеские годы и бурные события XX века.
Отец ее, Яков Иович, выходец из Архангельской губернии, прежде чем попасть в Ковров, никогда о городе этом не слышал и даже не предполагал, что будет работать на российскую оборонку. Незадолго до революционных событий в нашей стране он служил младшим офицером в Пехотном Николаевском полку (позже – Очаковском), во время Первой мировой войны успел хлебнуть лиха полной ложкой. Бойня, которую учиняли германцы нашим почти безоружным солдатам, голод, когда хлебные пайки доставлялись на передовую раз в три дня, тиф, косивший старых и молодых служак в окопах. Но Яков выжил. Ближе к 1917 году батальон его отправили на пополнение в Ковров. А тут и война закончилась, и революция грянула. Куда солдату податься? Предложили работу на строительстве Ковровского пулеметного завода (позже ЗиДа). Остался, как и многие другие. И в последствии долгое время работал рядом с конструктором Василием Дегтяревым в опытной мастерской завода – собирал и испытывал его оружие, потом перешел на сборку ППШ (пистолета-пулемета Шпагина).
Да, были люди в наше время...
Говорят, строительство завода еще царь задумал. В далеком 1916 году сначала выросли два корпуса: административный и производственный. Большевики успешно продолжили начатое в эпоху самодержавия. Постепенно рос и Ковров.
В районе, что у завода, среди соснового бора, самой первой появилась улица Дзержинского, всего в три домика. Потом настала очередь Первомайской в семь домов. Вслед за ней в 1922-м году и Металлистов выросла. Переехала семья Якова Иовича в одноэтажный барак на четыре квартиры.
– Новая квартира наша оказалась аккурат рядом с квартирой дяди Егора Шпагина, с дочкой его Наташкой я за одной партой сидела, – вспоминает Галина Яковлевна. – Шпагин хорошим человеком был, очень цветы любил, которые на клумбах перед домом росли. А жена его часто поила нас, голодных соседских детишек, молоком. Ведь у моих папы с мамой, кроме меня, еще 11 детей было...
Вот приедет дядя Вася Дегтярёв к дяде Егору Шпагину по своим делам. А мы, детвора постарше, все на крылечке сидим. Они решают свои серьезные вопросы, мы ждем. Как выйдет дядя Вася, обязательно спросит: «Ну как, воробушки, все собрались?». «Все!» – кричим. Тогда он распахивает дверь своей машины – страшной редкости по тем временам, и мы всей толпой загружаемся в нее. Катаемся. Потом конфеты раздаст и следит, пока поближе к дому не подойдем.
Так случилось, что позже Галина Яковлевна по материнской линии стала свояченицей Василия Алексеевича Дегтярёва. Про такую родню говорят седьмая вода на киселе. Тем не менее заслуженный человек, глава проектно-конструкторского бюро Василий Дегтярёв никогда не смотрел на семью нашей героини сверху вниз. В то время принято было на праздники накрывать большие столы, и Галина Яковлевна бывала у свояка в доме, да и тот в гости захаживал. Говорит, простой и открытый был человек. Выражение «на благо народа» для него не пустой звук.
Девчонки с нашего завода
Во время Великой Отечественной войны Галина бросила школу. Правда, с расчетом когда-нибудь продолжить образование. В многодетной семье было очень много голодных ртов, подрастающей восьмикласснице пайки в 400 граммов хлеба не хватало. И не сказав ни отцу, ни матери ни слова, отправилась девочка в заводской отдел кадров.
В цех к отцу девочку не пустили из-за секретности. Отправили работать в другой, где начальником был Семен Борисович Гутман.
– При сборке ствола ППШ моими стали 73 и 74 операции. Каждый день трудилась я по 12 часов, без выходных. Заводских комсомольцев, в числе которых, конечно, была и я, объединили в отряд, и два раза в неделю отправляли на два дополнительных часа строить комсомольский корпус. А после девяти вечера мы шли в столовую на обед. Каши или макарон наедались от пуза, еще хлеба нам давали и песку сахарного. В общем, поднабравшись сил, мы подняли свой корпус за одно лето.
Несмотря на лишения и трудности, молодость бурлила в сердцах заводских девчонок. То они песни у станков заведут, то кружок самодеятельности организуют, то шефами в госпиталь к раненым отправятся. Так и пережили войну.
В 1945-м Галину без объяснения причин из работниц цеха перевели в бухгалтеры под начальство Селиверста Николаевича Белунина. Противиться никак нельзя было. Так с тех пор она и стала зарплату рассчитывать.
Параллельно в вечерней школе получила финансовое образование. А спустя годы на ЗиД и дочь свою устроила.
Галина Яковлевна с полным правом может сказать, что родной завод спас ее и дал путевку в жизнь. Именно так. Пусть эта фраза и звучит несколько пафосно. Очень она благодарна за тепло, поддержку и участие всем тем заводчанам, с которыми ее свела судьба.
О. АРТЕМЬЕВА
рейтинг: 
  • 0
Оставить комментарий