Авторизация
 

Там сопки Маньчжурии рядом совсем...

Ветерану Леониду Гавриловичу Киселеву в военных действиях против фашистской Германии принять участие не довелось. С 1942 года он был призван охранять границу с Маньчжурией – китайской провинцией, которую оккупировали враждебные японцы. Для ефрейтора Киселева Вторая мировая война не закончилась в мае 45-го. Еще несколько месяцев Советский Союз воевал с Японией, пока его победоносная кампания на Дальнем Востоке не завершилась.
Там сопки Маньчжурии рядом совсем...
Как над Германией, так и над Японией наша страна одержала верх благодаря долготерпению, мужеству и стойкости советских солдат и офицеров. Леонид Гаврилович считает себя малым винтиком в отлаженном военном механизме, но без таких, как он, не было бы нашей большой Победы.
И швец, и жнец, и на ситаре игрец
Как и многие его одногодки, Леонид Киселев – выходец из семьи простых землепашцев. О его родном Сорогужине Юрьев-Польского района давным-давно ходила байка, что барин один, проезжая на лошадях через село, сорок гужей оборвал. Дороги там были дрянь, зато церковью село славилось, красивыми девками и заводными парнями. Такова российская глубинка, из которой выходят самые сильные люди, в то же время талантливые и неординарные.
Сейчас Леониду Гавриловичу 93 года. Под грузом лет он не согнулся: живет на Красном Октябре под присмотром родственников, но самостоятельно. Как истовый кулинар сам готовит себе вкусные блюда. Совсем недавно, пока не стало подводить зрение, вязал на пяльцах необычные яркие салфетки, вязал крючком пледы для семьи и даже шил для детей и внуков. Жаль, правнуки и четырехлетняя праправнучка теперь такой заботой обделены. А со своими музыкальными инструментами – гармошкой, ситарой (индийским струнным инструментом) и гитарой – Леонид Гаврилович не расстается по сей день. Рассказывает, что для каждого из семерых детей в его музыкальной семье отец покупал когда-то гармонь. Ситару наш герой изготовил сам, играет на ней при помощи медиатора и без него.
От аэродрома до погранзаставы
В начале Великой Отечественной войны Леонида, семнадцатилетнего подростка, отправили на трудовой фронт. Здесь же, в Юрьев-Польском районе, он мостил песком и гравием дорогу к будущему аэродрому на заливном лугу. Правда, аэродром забросили, еще не начав эксплуатировать. Бардак был в нашей стране всегда. Война не исключение. Потом подростки пилили лес в сорока километрах от дома, пока к ним не пришли повестки...
«Довезли нас, новобранцев, до Свердловска, а там светомаскировок нет. Подумалось: все, война кончилась, пока ехали по железке. Если бы да кабы... Просто город этот так далеко, что незачем ему от налетов укрываться. Первую баню нам сделали в Красноярске. Простите за подробности: мы в дальней дороге не только голодали, но и завшивели так, что и шинели были полны вшей. Вроде бы обыденное дело – попариться в баньке. А мы получили несказанное удовольствие. В Даурии из нас сформировали новый погранотряд, взамен «старичков» (тогда служили с 21 года, в погранвойсках служба продолжалась целых пять лет). Выдали нам винтовки, посадили в американские «студебеккеры» и развезли по заставам...».
Перебежчик или шпион?
В отряде девять застав. Застава, где 7 лет и 2 месяца служил Леонид Киселев, считалась самой опасной, если будет вражеская атака. Река Аргунь здесь делает большой изгиб в сторону чужой страны. В случае нападения неприятель сразу окружил бы заставу. Ежедневно 125 пограничников охраняли водную границу на отрезке 32 километра.
Вплоть до конца Великой Отечественной войны на заставе Киселева не было ни одного случая нарушения границы со стороны Маньчжурии. На других бывало всякое. Японцы вторгались на нашу землю небольшими подразделениями, а иногда даже воинскими частями. Были вооруженные столкновения. Леонид Гаврилович вспоминает, как на соседней заставе с чужого берега наряд обстреляли. Погибла лошадь – пуля в горло попала.
После заключения мира с Германией прибыл в зону погранзаставы Киселева из Маньчжурии загадочный человек лет сорока. Как перебрался через реку – то ли перешел где протоку, то ли переплыл на чем-то – непонятно. На вершине сопки нос к носу столкнулся он с пограничным нарядом. Оружия при себе не имел. Не сопротивлялся. Был схвачен, допрошен начальством, отправлен в центр. О его целях даже слухов среди простых солдат не ходило. Не их ума дело.
Зачистка
Их дело было охранять государственную границу и как можно быстрее закончить военный конфликт с Японией. Часть пограничников, в том числе и Леонида, отправили через Аргунь в Маньчжурию. Задача – снять японские кордоны и прогнать японских оккупантов.
«Бурную речку переплыть непросто. Сначала одна лодка под прикрытием пошла с сильными умелыми гребцами, которые укрепили на том берегу веревку. Потом остальные по ней подтянулись. Бросились мы к кордону с винтовками и автоматами наперевес. Оттуда старичок кричит: «Не стреляйте, здесь врагов нет!». А уже один из наших, самый невоздержанный (может, испуганный), пустил очередь по окнам... До сих пор стыдно и тяжко. Ведь тогда этими выстрелами был убит ребенок и ранена женщина. Это семья японского командира осталась в доме после побега военных на Малый и Большой Хинган. Собирались уехать на следующее утро. Не уехали».
Продвигаясь через деревни и города на машинах, группа пограничников предварительно высылала разведчиков. Те не только высматривали японцев, но и расспрашивали местное население, среди которого было много русских. Однажды разведка японцев не обнаружила, и группа была обстреляна с верхушки церковной колокольни. Японцев, прикованных к оружию цепями, сняли. Одного уже мертвого – сделал себе харакири.
Так вышло, что основные силы Советской армии освобождали территории от японцев, а пограничники, среди которых был и Киселев, производили вслед за этим зачистку. К концу августа 1945 года миллионная Квантунская армия была полностью разгромлена. И не только в Маньчжурии. Японцы потеряли 84 тысячи человек, свыше 15 тысяч умерло от ран и болезней, около 600 тысяч попало в плен. Безвозвратные потери советских войск составили 12 тысяч человек. Наш герой с товарищами вернулся в Даурию в декабре 45-го и тогда-то получил первый отпуск, десятидневный. А демобилизовался ефрейтор Леонид Киселев в 1949 году.
О. АРТЕМЬЕВА
рейтинг: 
  • 0
Оставить комментарий