Войти
 
23.10.2018, 09:56

На обочине жизни

Ковров – город небольшой, и происходящее на его улицах всегда как на ладони. Горожане обратили внимание, что два-три месяца тому назад у магазина «Ронас» появился мужчина, который собирает … милостыню. Мужчина производит благоприятное впечатление: лицо не пропитое, одежда опрятная, причесан, побрит и даже ботинки начищены. Слово «милостыня» не очень подходит для такого человека. Удачнее будет сказать – «добровольное пожертвование». И люди жертвуют. Да так, что другой мужчина, прикормившийся у продуктового магазина раньше, не выдерживает конкуренции и с каждым днем все печальнее взирает на мир.

На бешеной скорости – к жизненному фиаско
Личность заинтересовавшего нас мужчины (назовем его Михаил) действительно неординарная. Сейчас ему 50 лет, хотя выглядит лет на 40. В начале девяностых он был сильным и уверенным в себе, для собственного удовольствия занимался тяжелой атлетикой, имел денежную профессию электромонтера. Несмотря на перестроечное смутное время, у него все складывалось хорошо и казалось – впереди долгие годы без-облачной жизни.
Благополучие рухнуло в один день, когда Михаил на большой скорости вылетел на круг у площади 200-летия. Машина после аварии всмятку, Михаил с тяжелой черепно-мозговой травмой попал в больницу. А дальше – месяцы восстановительной терапии, вторая нерабочая группа инвалидности и безысходность.

На обочине жизни

Роковая ошибка
Официально на работу не устроиться, а электромонтером с таким диагнозом, как у Михаила, и «по-черному» трудиться нет шансов. Мужчина, оглушенный свалившимся на него несчастьем, осел дома. Благо, родители тогда были живы и помогали, если пенсии по инвалидности не хватало.
Мать, как большинство матерей, всячески опекала больного сына. Отец же выбрал другую позицию – сомневался в тяжелом увечье Михаила, упрекал его, называл лодырем. Кто из родителей больше перегибал палку, сделал ли сам Михаил нужные шаги к тому, чтобы построить новую жизнь, невзирая на обстоятельства, теперь не понять. Только однажды, возмущенный очередной серией упреков от отца, он решил не продлевать инвалидность. Ошибка оказалась роковой.
Начались годы мытарств, обострившиеся после смерти родителей. Пенсии нет. На работу примет далеко не всякий работодатель: пусть официально мужчина не инвалид, но видно же, что не вполне здоров. Бывали и такие начальники, которые «кидали» инвалида, с которым не оформили договор. Однажды отпуск отгулял, а к работе приступить не разрешили. Видно, взяли кого-то на его место. В другой раз деньги не заплатили. В третий еще что-нибудь приключилось. В общем, несколько месяцев назад работать он перестал, и теперь его место у «Ронаса».

Много вопросов и мало ответов
Так и тянется неопределенность. Жилье у Михаила есть. Правда, долги за квартиру накопились, уже тысяч 60, наверное. Восстановить инвалидность мужчина пробовал, но дело это непростое. Для начала предложили ему не меньше двух раз в больнице полежать. И тогда, возможно...
Как проситься в стационар? На что жаловаться врачам? Вроде серьезно ничего не болит. А память очень слабая, заикание и другие неприятные последствия давнишней аварии – с этим в больницу кладут или нет? Мужчина честно признается, что не знает, как преподнести информацию эскулапам.
По словам Михаила, в Центр занятости он обращался, но для него ничего подходящего подобрать не смогли. Дворником трудиться сам бы отказался – дескать, знакомые засмеют. Почему при такой щепетильности не считает зазорным нищенство, нам остается непонятным. А наш собеседник на этом факте внимание не акцентирует.
Пока не наступили серьезные холода, Михаила такой образ жизни удовлетворяет. Что будет потом? Говорит, работу станет искать. Найдет ли? Или сам не заметит, как станет похожим на соседа по «паперти» – мужичка неухоженного, «на которого глаза недобрые косят все прохожие»?
О. АРТЕМЬЕВА
Оставить комментарий