21.07.2015, 10:41

Слово за инвалидами

В одном из прошлых номеров мы затронули тему господдержки людей с ограниченными физическими возможностями. Конечно, лежащая на поверхности проблема задержки средств гигиены, а именно памперсов и пеленок, о которой нам сообщили читатели, кому-то покажется несущественной: чужие беды всегда менее значительны. Но за ней потянулись другие. А «поверхность», по которой мы прошлись, оказалась поверхностью айсберга под названием «система».
Слово за инвалидами








































Ноги, руки есть, значит – проживем. Так думают оптимисты даже в самые сложные времена. И, действительно, грех жаловаться тем, чье здоровье не подводит. А каково людям, которые не в состоянии заработать на жизнь? Народная мудрость учит нас ни от чего не зарекаться. Сегодня ты жив-здоров, а завтра – прикован к постели. Конечно, не дай бог, но ситуации бывают разные. Только инвалидность, как и диагноз, – не приговор, а новые обстоятельства. И в них, как показывает жизнь, продолжается борьба за существование.
На пальцах
Страна зарастает частными медицинскими центрами и клиниками, где жизнь и технологии давно обошли ту самую бесплатную и якобы общедоступную медицину. Только вспомните, если вы трудоспособного возраста и у вас нет хронических заболеваний, которые нет-нет да обостряются, как давно вы обращались в поликлинику? От самой мысли о часовых очередях становится плохо. Но, увы, кому-то, не простояв их, просто не выжить.
Чтобы инвалидам получить помощь от государства, ее недостаточно попросить. Сначала нужно пройти врачебную комиссию в поликлинике по месту жительства, затем медико-социальную экспертизу, где составят индивидуальную программу реабилитации и при необходимости предусмотрят выделение технических средств (ТСР). Но это только половина дистанции. Программу нужно представить в филиал регионального отделения Фонда социального страхования (ФСС), откуда информацию направят в область, где инвалида поставят на очередь. А дальше остается ждать, когда поступит финансирование.
Уже этот путь многих отпугивает. Как поделилась с нами председатель местной организации Всероссийского общества слепых Нелли Кулигина, из состоящих в организации слабовидящих людей 70% не идут на медицинскую комиссию. С обеспечением средствами реабилитации, положенными по федеральному законодательству, с ее слов, проблем у инвалидов по зрению особых нет, чего не скажешь о самой процедуре их оформления и качестве. Активисты даже взялись сосчитать, сколько раз нужно посетить поликлинику, оформляя карту реабилитации. Получилось 12-15. Число внушительное даже для относительно здорового человека. Что говорить о тех, кто не видит и не может обойтись без посторонней помощи. По мнению людей с ограниченными возможностями, схему можно было упростить. Сама Нелли Ивановна год не может получить специальную трость. Говорит, летом еще ходить по городу можно – темнеет поздно, а вот осенью и зимой дорога на работу, домой, по делам – настоящее испытание.
Есть и другие вещи, которые делают жизнь таких людей, как она, комфортнее и проще. Электронные видеоувеличители, лупы, медицинские термометры и тонометры с речевым выходом и другие. Совсем недавно супружеская пара, члены ВОС, получили от ФСС специальный флеш-плеер для прослушивания книг, но такой, про которые говорят «прошлый век»: громоздкий, с огромными батарейками, когда уже давно все используют компактные устройства. «Человеку, который большую часть времени проводит дома, такая модель, конечно, подойдет: сеть рядом, но для мобильных инвалидов он совершенно неудобен», – считает Нелли Кулигина.
Что еще немаловажно, существует возможность получения средства реабилитации на дому. Однако на практике, как говорят общественники, им звонят и сообщают место, куда прибудет машина. Тем, как будет туда добираться инвалид, есть ли у родственников возможность сопроводить, по их словам, никто не интересуется.
К слову, кроме федерального списка ТСР существует и перечень средств для социальной адаптации инвалидов департамента соцзащиты. В нашем регионе он состоит из 11 наименований (часы механические по Брайлю, часы, калькуляторы «говорящие», наушники-регуляторы звука, оборудование для подъема и перемещения и т.д.). А вот этих приборов люди не могут дождаться больше года.
На что хватило
А еще все сложно с санаторным лечением. Как утверждают общественники, инвалиды массово отказываются от путевок. Так как многие даже специализированные учреждения для них не приспособлены. Так что разговоры о доступной среде в большинстве случаев остаются разговорами. «Ты – инвалид-колясочник, и тебе нужно на процедуры на 4 этаж, а лифт в здании поднимается только до третьего», – лично подтверждает проблему лидер местного отделения ВОИ Роман Монахов. Из-за невозможности существовать в таких условиях без личного помощника большинство и не едут в санаторий. Путевок же в места, где все предусмотрено для особенных людей, попросту не хватает, и свою очередь туда можно ждать не по одному году.
Индивидуальная программа реабилитации (ИПР) – второй паспорт человека с инвалидностью. Теоретически все меры, предусмотренные ей, обязательны к исполнению. Но, как делятся общественники, на медико-социальной экспертизе врачи не уточняют, какой именно санаторий предпочтителен тому или иному человеку ввиду его индивидуальных особенностей. Похожая ситуация и с техническими средствами реабилитации. В системе почему-то оказывается не до деталей.
Еще несколько лет назад инвалид мог самостоятельно подобрать себе инвалидную коляску, положенную ему по ИПР, и за счет средств Фонда социального страхования получить полную компенсацию ее стоимости. Это была реальная альтернатива. Но существовала она до внесения поправок в федеральный закон о социальной защите инвалидов. Конечно, возможность приобрести технику за свой счет никто не отнимает и сейчас, только возместят из Фонда соцстраха исключительно ту сумму, на которую закупка подобных средств проходит по госзаказу. А разница обычно бывает в разы. К тому же иностранные производители не могут участвовать в конкурсе, а продукция зарубежная, увы, отечественную сильно превосходит.
Вот мнение председателя клуба «РиДИК», объединения особенных детей и их родителей, Ольги Красновой: «Другими словами, присылают изделия, которые не только неудобны, но могут и навредить. Например, в коляске для ребенка с ДЦП, который самостоятельно не сидит или сидит неуверенно, минимальное количество креплений, что не позволяет фиксировать позвоночник в должном положении, как следствие, может развиться искривление позвоночника. Я не медик, но уверена, что оно точно не оказывает лечебного эффекта. От имени родителей клуба писала губернатору, просила предусмотреть дополнительные параметры для производителей. В ответ мне указали на полное соответствие ТСР требованиям и посоветовали, если меня что-то не устраивает, приобретать средства за свой счет с дальнейшей выплатой компенсации. А это значит потратить 50 тыс. рублей и получить 20...».
«Не знаем, что писать» – из уст врачей, «нет денег» – от сотрудников «соцстраха» – фразы, которые, по мнению людей с ограниченными возможностями, служат лишь отговоркой. Приходится отстаивать права, требовать. Но, увы, продавить «систему» посильно единицам. И в этой борьбе с ветряными мельницами инвалиды полагаются только на близких.
Я. ТОРОПОВА
Оставить комментарий