Войти
 
12.12.2017, 11:35

Слово и дело

«А вы знаете, что наша Конституция написана американцами?» – ошарашил меня вопросом молодой человек, прогуливающийся вдоль пр. Ленина. Вслед за чем предложил немедленно «проголосовать» за её изменение.
Слово и дело
Остановившись поговорить с представителем Национально-освободительного движения (судя по логотипу НОД на жилетке, это был именно он), выяснила: диаметрально поменять они предлагают два момента – п. 2 статьи 13 и п. 4 статьи 15, провозглашаю щих отказ от государственной идеологии и приоритет международного права перед внутригосударственным. Одновременно они продвигают идею дать президенту единоличное право изменять основной закон. Ибо эти самые пункты и статьи входят в 1-ю главу – одну из тех, поправки в которые требуют созыва Конституционного собрания, а после его вердикта –вынесения на всероссийский референдум.
Судя по исписанным листам с фамилиями и проставленными напротив них плюсиками, приверженцев твёрдой государевой руки и обязательной идеологии в нашем городе немало. И я, засовывая в сумочку газету («почитайте дома!»), неожиданно задумалась: а что мы вообще знаем о главном законе нашей страны?
В преддверии 12 декабря корреспондент «КВ» «вышел в люди» и задал ковровчанам два вопроса: помнят ли они, каким образом принималась Российская Конституция, и какие из закреплённых в ней прав и свобод они считают лично для себя самыми важными.
Марина, 39 лет, PR-менеджер:
– По-моему, принимали Конституцию на всенародном референдуме. Главное для меня – свобода слова, разумеется.
Егор, 14 лет, школьник:
– Правительство, наверное, приняло. Самым важным считаю свободу мысли и свободу слова.
Александр, 41 год, программист:
– Ээээ... Когда царь-батюшка крепостное право отменил, не? Ну ладно, пусть будет президент. Самыми классными были бы права на бесплатную учёбу и медицину – если бы их можно было реально реализовать.
Константин, 27 лет, дизайнер:
– Официально принималась вроде на всенародном референдуме. А на самом деле – стайкой «товарищей», которым срочно понадобилось приватизировать кому нефтевышку, кому – заводик. Про права и свободы можно даже не говорить, потому что неважно, что написано – на самом деле их у нас нет, одни ограничения.
Анна Сергеевна, 72 года:
– Может, президент? Дело давнее, тогда столько событий происходило, что я уже не помню. И новую Конституцию, честно говоря, не читала, даже не знаю, какие там права и свободы есть. Вот сталинскую ещё в школе изучала и помню оттуда право на труд. И то, как оно двояко толковалось: с одной стороны, если ты хорошо выполнял свои обязанности, то мог быть уверен, что тебя никто не уволит, предприятие не распадётся и ты проработаешь на нём всю жизнь. С другой – масса случаев, когда, к примеру, уволившегося с оборонного завода без согласия администрации на другой не брали: была такая договорённость между предприятиями. И труд был ещё и обязанностью – была уголовная статья «тунеядство», по которой можно было «загреметь» в колонию. Так что и раньше многие статьи Конституции были профанацией. А сейчас и вовсе какие уж там права: сидишь тише воды, ниже травы, потому что случись что – и победит тот, у кого деньги, а простого человека вообще с лица земли сотрут.
Светлана, 38 лет, фрилансер:
– Как принимали Конституцию, я не знаю. А важнее всего для меня неприкосновенность частной жизни, потому что на себе испытала, как неприятно, когда её нарушают. И право на отдых!
В общем, мало кто помнит, что новую Конституцию принимали всенародно. А свобода слова для большинства опрошенных оказалась даже важнее права на жизнь и личную неприкосновенность.
О. АБРАМОВА
Оставить комментарий