Авторизация
 

Дела наши скорбные

18 октября в 11 часов в приказном порядке был закрыт Траурный зал при больничном морге. А исполнение приказа глубоко оскорбило родственников покойного, собравшихся к этому времени на ритуальную церемонию.
Дела наши скорбные
Напомним, что первый муниципальный Траурный зал был открыт на территории ЦГБ по инициативе тогдашнего мэра Ирины Табацковой. Его услуги оказались востребованными и предоставлялись всем желающим независимо от ритуальной компании, проводившей захоронения. При следующем мэре Викторе Каурове положение поправили, и Траурный зал передали в хозведение муниципальной «Памяти». Тогдашний директор «Памяти» Николай Коршунов, ныне отбывающий наказание в местах не столь отдаленных, быстро перекрыл «кислород» частникам. В Траурный зал допускали только клиентов «Памяти». В 2012 году частные ритуальные конторы объединили финансы и принялись за ремонт вестибюля у больничного морга. Помещение было в ужасающем состоянии, но общими усилиями его привели в приличный для прощания с усопшими вид. На какое-то время проблема была снята.
Однако через пару-тройку лет руководство ЦГБ запретило прощание со сторонними покойниками в зале при больничном морге. Туда допускались лишь умершие в больнице или те, кого доставляли в больничный морг на вскрытие.
Директора частных компаний направили в администрацию обращение по поводу предоставления муниципального Траурного зала в аренду при проведении похорон. Было это летом 2015 года. На обращение ответил замглавы Юрий Морозов и сообщил, что исполняющий на тот момент обязанности директора МУП «Память» С. Корнилов считает сдачу зала в аренду частникам нецелесообразной. Но администрация, мол, настоятельно рекомендовала «Памяти» рассмотреть возможность сдачи зала в аренду сторонним ритуальным компаниям. Но, как известно, рекомендации на то и рекомендации – выполнять их необязательно. Зал частенько простаивает и сейчас, а мог бы приносить деньги. Час аренды стоит почти 500 рублей. Но в конкурентной борьбе, видимо, все средства хороши.
Зачем «лоб расшибать»?
То, что произошло в больничном Траурном зале 18 октября, иначе как хамским отношением к людям назвать сложно. На 11 часов было назначено прощание с покойным. К этому времени собрались родственники, приехал батюшка на отпевание. Но тут пришла дамочка, представившаяся юристом, и объявила, что никакого прощания здесь больше не будет! Зал закрывается.
Ситуация не из приятных. В день похорон ритуальная процедура расписана чуть ли не по минутам. И для компании, проводящей похороны, любая задержка чревата неприятностями со следующими заказчиками. Перед родственниками пришлось извиняться руководству фирмы и в срочном порядке перевозить всех присутствующих в церковь. Пришлось объясняться и с клиентами, заказавшими ритуал на следующий день.
Меж тем в бывшем уже Траурном зале снесли постамент. Ломать, конечно, не строить. Непонятно только, зачем было принято столь скоропалительное решение. Ведь наличие комнаты для прощаний при морге не противоречит законодательству. А Траурный зал при больничном морге соответствовал всем санитарным и строительным нормам. По всей видимости, руководство ЦГБ превратно истолковало прошлогоднее заявление главного врача области г-на Кирюхина, который отметил: «Все лечебные учреждения сделаем замкнутыми, и ни одной ритуальной услуги там не будет, с ритуальными услугами станут иметь дело только родственники умерших людей, которым это необходимо. А транспортировка умерших от больничной койки до морга – это дело лечебного учреждения. Поэтому мы запланировали средства на соответствующие транспортные расходы и сотрудников». Но это, как говорится, совсем другая песня – о «коммерческой» утечке информации.
Вопрос местного значения
Где и как будет проходить прощание с покойным – волеизъявление родственников. Ритуальщики лишь его исполнители. А вот цивилизованная организация похоронного дела – это прерогатива и ответственность власти. Вот, скажем, размещение магазина МУП «Память» на территории больницы. Решение весьма неоднозначное. В здании располагается не только ковровское отделение областного бюро судебно-медицинской экспертизы, но и помещения самой больницы: служебные, хозяйственные и даже склад медикаментов. И тут же гробами торгуют...
Но главный вопрос к городским властям – что людям делать? В год в городе умирает около 2 тысяч человек (сейчас уже почти 1900), то есть ежедневно в среднем производится 6-7 захоронений. Когда-то больше, когда-то меньше. Одного Траурного зала маловато будет. Неужели снова носить гробы с покойниками по квартирам? Не для всех умерших возможно прощание в православных церквях: кто-то был убежденным атеистом, а кому-то конфессия не позволяет.
Еще несколько лет назад проблема не стояла бы так остро: далеко не всех умерших дома тогда нужно было отправлять в морг. Теперь же практически всех. И дополнительная перевозка тела покойного не только лишние деньги, но и лишние нервные нагрузки для близких. Да и привыкли уже ковровчане к другому уровню ритуального сервиса.
Кира ЛЕТОВА

P.S. На этом «чудеса» в больничном морге не закончились. 31 октября сотрудникам патологоанатомического отделения было объявлено, что в здании морга одевание умерших после вскрытия запрещается. Ни самими сотрудниками, ни кем-либо еще. То есть тело покойного после вскрытия передается родственникам в обнаженном виде. И где его будут собирать в последний путь, руководство больницы не интересует. Насколько нам стало известно, одного умершего уже облачали в катафалке похоронной компании. Если честно, то подобный маразм просто не укладывается в голове: родственники хотят проводить близкого в последний путь достойно, а что у них останется в памяти после этих нововведений главврача Н. Кирпилевой? Обнаженное тело со следами вскрытия...
рейтинг: 
  • 0
Оставить комментарий