Авторизация
 

Поколение стойких

Сельским женщинам посвящается
Репники, Верейки, Федюнино, Юдиха... Деревни мелькают одна за другой, а между ними по обеим сторонам дороги только лес-лес-лес. Едем мы в село Пантелеево – глубинку Ковровского района. Там, на самом его краю живет Нина Николаевна Керженцева. Имя это широкому кругу читателей ничего не скажет. Она не руководящий работник, не знаменитость, не передовица производства. Простая селянка, но такая, которая в свое время и быка могла укротить, и дров напилить, и творог-сметану приготовить, и... культуру в массы нести.
Поколение стойких

Кто такие книгоноши?
Когда-то была такая деревенька в десять домов под названием Мальчиха. Там в крестьянской семье родилась девочка Ниночка. После 8-го класса не захотела она, как все, работать на ферме. Хотелось чего-то бОльшего. Поэтому десятилетку заканчивала во Мстере. В теплое время года за знаниями ездила на велосипеде (15 км туда-15 км обратно), в холодное – квартиру снимала поближе к школе.
Грызла гранит науки успешно и поступила заочно в библиотечный техникум. Вчерашняя десятиклассница пришла работать в Сельцо библиотекарем, ее территорией были 23 деревни.
– Народу в мою библиотеку всегда приходило ну очень много. Особенно детишек. Только успевай поворачиваться, – рассказывает Нина Николаевна. – Читали в каждом доме. Для ребят создала я библиотечный кружок. Не зазорно им было книгоношами стать: по деревням литературу пожилым, больным людям адресно разносить и учет вести. Книгоноши регулярно посещали и ферму.
Я своих читателей хорошо изучила: кому журнальчик нужен, кому книжку про любовь. Каждого книгоношу в путь лично снаряжала и наставления давала, как с читателем разговаривать, какую книгу предложить. Поощряла тех ребят, кто больше литературы выдаст. Хвалила публично на мероприятиях, для детишек это была самая приятная награда. 40 с лишним лет в библиотеке пролетели незаметно, я чувствовала удовлетворение от своей работы.
А сколько коровы дают молока?
Поколение стойких

С малолетства Нина Николаевна знала, что такое крестьянский труд. Поэтому ухаживать за коровой и даже за тремя для нее не было проблемой. Хотя и не советует кому-либо совмещать работу с подсобным хозяйством. Вряд ли справятся. Трудно.
Сено, зерно заготовить, накормить скотину – это одно. А надо еще переработать молоко...
– Вы представляете, что такое сделать творог? Процедишь молоко, остудишь в воде, поставишь в холодильник, чтоб сметана отстоялась. Когда через 5 дней приходит момент делать творог, у меня 54 трехлитровые банки скопились. Снимешь сметану в 10-литровую кастрюлю, следи, чтоб не перекисла, чтоб лишняя водичка слилась. Банки ставишь в еще горячую печь. После варки творог надо в тряпицах на палки подвесить, все банки перемыть. А дальше предстоит долгий путь на ковровский рынок. Хорошо, если на работе выходной.
Первую телку Зорьку молодой семье Керженцевых передала постаревшая свекровь. Вторую телочку вырастили сами.
– Такая красавица была! Рыжая с белым, с огромными черными глазами. Как отправили мы ее на выгон – все обалдели. Сначала наша красавица везде с мамой ходила, строгой, с характером. Ну а потом осталась одна и с выгона убегала. Пастуха не признавала, только меня. Пойду я домой от стада, а она уже у родного двора меня ждет. Пришлось устраивать ее в соседней пустой усадьбе...
Многочисленные куры, утки в хозяйстве – само собой. Зерна-то заготовленного для прокорма полно. Дочка Ольга всегда провожала уток из загончика до пруда.
Мы работы не гнушались
Поколение стойких

Муж нашей героини Борис до последнего своего дня работал в колхозных автомастерских. Начинал трактористом, продолжал бригадиром тракторной бригады, механиком, инженером. В семьдесят лет все еще работал и вел домашнее хозяйство. Несмотря на высокое давление. Как-то пришел пообедать домой, быку отнес ведро с мучной похлебкой и вдруг почувствовал себя плохо. На следующее утро скончался в больнице.
– Какой человек был! Любил свой гараж, ни одного дня рабочего не пропускал. Я не такая к старости пришла стойкая. После рождения второго ребенка что-то разладилось в организме. Сейчас таблетки пью регулярно, потому что жить хочу. А помоложе была, горы могла своротить.
Помню, Боря в армии, а мы со свекровью в лес за дровами идем. Сутунки (полутораметровые бревна) пилим. С меня пот ручьем, руки трясутся, но свекровь остановиться не прошу. Стыдно было уступать. Потом в салазки сутунки нагружу – и к дому. Так на всю зиму заготавливали и в колхоз по заданию. Картошку копаем – мешок беру на плечо и тащу без отдыха через всю усадьбу в подпол.
Все пропало в одночасье
В декабре Нине Николаевне исполнится 80 лет. Три года назад большой дом, построенный молодыми Борисом и Ниной, сгорел дотла. В тот день в нем закончили ремонт – поменяли десять окон, отмыли, отчистили все. Нина Николаевна легла спать пораньше, а сын с женой отправились в баню. Вдруг – крик: пожар!
– Я кинулась к выходу, а оттуда дым. Пришлось выбираться из окна. Был холодный октябрь, а я в порванной ночнушке и босиком. Соседка одела-обула, во что могла. Потом мне привозили вещи мои бывшие коллеги из отдела культуры. Большое им спасибо.
Потом выяснилось, что из-за перепада напряжения в электросети (электроэнергии не было, потом ее вдруг дали) загорелась проводка. Руководство районных электросетей долго не признавало своей вины, поэтому страховка за дом не выплачивалась. Наконец Нина Николаевна ее получила, однако ни на дом, ни на квартиру денег не хватало. Колхоз ей предложил бесхозную «однушку». С прогнившими окнами, плесенью по всему периметру, с нарушенной отопительной системой. 20 лет квартира была заброшена.
Жизнь с нуля
На восьмом десятке наша героиня начала жизнь с нуля. Под ее острым глазом мастера сложили в квартире печку, рамы вставили, утеплили балкон. Вместе с дочерью Нина Николаевна отмыла стены и потолки. Сын привозил стройматериалы. Потом дети разъехались по своим городам, а Нина Николаевна осталась. Ни коровы, ни курицы, у нее сейчас нет. И держать негде. Из своей «однушки» ходит она в огород – земля-то на месте пепелища осталась. Овощи всегда свои есть. Старый сад приносит на удивление много яблок. Она их в банки с сахаром закатывает, чтобы круглый год потом лакомиться. Остальные продукты покупает в автолавке, ведь под гору в дальний магазин далеко идти. В целом на судьбу не жалуется. Вспоминает, как хорошо жила ее семья, какими были детки: сынок Валера, впоследствии ставший водителем-дальнобойщиком, и дочь Оленька, которая очень любила и любит живую природу. Прижимаясь щекой к теплой печке, Нина Николаевна тепло улыбается.
О. АРТЕМЬЕВА
рейтинг: 
  • 0
Оставить комментарий