14.08.2019, 12:00

Одинокого лежачего пациента выписали домой. Кто о нем позаботится?

Вопиющий случай произошел в Коврове. После второго инсульта обездвиженный мужчина был отправлен домой умирать голодной смертью. Родственники от него практически отказались, государственные службы, призванные защищать интересы сирых и убогих, не спешили помочь человеку в столь плачевной ситуации. Мол, по закону не положено. Неразрешимую, казалось бы, проблему в один момент разрешило… электронное письмо депутату Госдумы Игорю Игошину.

Никто не застрахован от беды
Сергею Б. не было и пятидесяти, когда у него случился первый инсульт. Отлежался в больнице, вышел по сути инвалидом. А по букве закона – нет, поскольку оформлять инвалидность человеку со слабым здоровьем в одиночку не под силу. Кто когда-либо проходил эту длительную, хлопотную и порой затратную процедуру, тот подтвердит.

Жил, перебиваясь кое-какими заработками, их еле хватало на хлеб. Через два года, в этом июне, инсульт разбил его окончательно, разрешив худо-бедно двигаться только одной руке.

В неврологическом отделении ЦГБ есть максимальный срок пребывания для любого больного. Сергей не исключение. Дочь или брат забирать его не планировали, ухаживать тем более, а выписка на носу. Хорошо, среди одноклассников Сергея прошел слух о его болезни. Навестили – ужаснулись. Стали решать вопрос.

Одинокого лежачего пациента выписали домой. Кто о нем позаботится?

С докторами договариваться о продолжении госпитализации бесполезно. Нужная помощь оказана, а дальше действует определенный порядок. Реабилитация – уже забота родственников. Говорят, если родственники-знакомые пациента не заберут, медики позаботятся о доставке того по месту жительства. А дальше как ему быть, обездвиженному и без средств к существованию?

«Его ожидает тихая смерть?»
Есть в городе отдел социальной защиты населения. Одноклассники Сергея были уверены: работники этого государственного учреждения не оставят беспомощного человека без внимания плюс помогут устроить в дом престарелых и инвалидов.

В принципе, правильно рассуждали люди. Однако в конкретной ситуации с Сергеем вышел облом. Уж извинят меня чиновники за не официально-деловой язык.
«В отделе соцзащиты на пр. Ленина, 42А я обратился за помощью в кабинет юриста, – рассказывает Андрей, одноклассник Сергея. – Там мне ответили, что по истечении 5 месяцев после выписки из больницы Сергей может подать документы на медико-санитарную экспертизу и получить статус инвалида. Дальше пусть оформит пенсию по инвалидности. И только потом будет разговор о помещении его в дом престарелых и инвалидов. Но надо учесть – там очередь из таких же бедолаг».

Андрей утверждает: ни о какой помощи в оформлении многочисленных бумаг, в прохождении МСЭ, в домашнем хозяйстве и по уходу лежачему больному предложено не было, даже за плату. Дескать, пусть заботятся близкие люди.

Когда царь-батюшка ногой топнул
Сергея ожидает тихая смерть, если не вмешаемся – такой вывод после отповеди юриста сделали его друзья. Ведь много месяцев пройдет, прежде чем ситуация разрешится в его пользу. В общем, они скинулись деньгами, через интернет еще собрали, чтобы покупать еду, лекарства, памперсы. Только вот навещать больного ежедневно могли максимум по часу. У каждого работа, семья, дела.

«Вот сижу я как-то вечером в раздумье: что сделать, чтобы ситуацию растрясти, – продолжает рассказ Андрей. – Решил: а напишу-ка я письмо депутату госдумы Игорю Игошину. Просил заступиться за брошенного человека. На следующий день мне позвонила помощник депутата и предложила пойти домой к Сереже, где уже были два соцработника, с продуктами, памперсами и стойким желанием сделать все возможное для спасения разбитого инсультом человека. На следующий день они стали привозить к Сергею врачей, поскольку с повторной госпитализацией его в какую-либо больницу не вышло. Дело завертелось, и завертелось стремительно. За три недели была оформлена I группа инвалидности, документы отосланы в Пенсионный фонд. Теперь надо, чтобы от Игошина позвонили в ковровский дом престарелых. Тогда и там быстрее среагируют – место предоставят инвалиду».

У нас же возник вопрос: действительно, беспомощный человек оказался заложником закона или дело в равнодушии сотрудника соцслужбы? (К слову, впоследствии имени юриста в отделе соцзащиты Андрею не открыли.)

По-человечески оно бы лучше
«Правильно было бы направить посетителя в Комплексный центр социального обслуживания населения на ул. Октябрьская, 9, – пояснила впоследствии директор Центра Ольга Ягнюк. – Около 100 наших работников оказывают жителям города и района социально-бытовые, психологические, правовые услуги. За каждым закреплено 7-9 пожилых людей и инвалидов. Сергею Б. нужна была срочная помощь. В чем она заключается? Социальные работники обеспечивают уход за инвалидом или пенсионером с понедельника по пятницу 1 или 2 раза в день, в особых случаях и по выходным. Нет на данный момент у человека пенсии, все равно берем его на бесплатное обслуживание до оформления в стационарное учреждение (больницу, дом-интернат, центр «БОМЖ»).
Теперь о механизме поступления к нам. Если человек вот-вот должен быть выписан из больницы, а дома о нем некому позаботиться, медики обычно звонят в Центр. Например, в 2019 году было сообщено о трех таких больных. О Сергее Б. нас не проинформировали. Надо сказать, делается это в добровольном порядке, чисто по-человечески. Насколько я знаю, в должностных инструкциях медиков данных действий не прописано».


Что ж... Недоработки в механизме «больница – социальная служба» налицо. Не отлажен он. Есть что взять на заметку в Госдуме. Остальное зависит не только от компетенции мед- и соцработников, но и от их добросердечия и порядочности.
О. АРТЕМЬЕВА

Оставить комментарий