Авторизация
 

Давно закончилась война...

Сотрудники Центральной городской больницы накануне Дня Победы посетили с поздравлениями своих бывших коллег – тружеников тыла, которым присвоен статус ветерана Великой Отечественной войны: Лидию Федоровну Князеву, Александра Тимофеевича Галкина и Капитолину Васильевну Меньшину. Среди бывших членов профсоюза ЦГБ осталось всего трое ветеранов из тех, которые в военное время и в мирные годы заботились о здоровье людей.
Давно закончилась война...





























Когда шла война, все они, тогда еще дети, много работали в тылу, а после ее окончания посвятили жизнь медицине. Александр Тимофеевич заведовал отделением травматологии, Капитолина Васильевна с первого дня открытия медсанчасти (ныне ЦГБ) и многие годы после была старшим инспектором по кадрам, а Лидия Федоровна отработала там 25 лет старшей медицинской сестрой. На страницах нашей газеты мы публикуем воспоминания одного из этих ветеранов.
Фронту нужны крепкие девчонки
Когда началась война, Лидочка была двенадцатилетней девочкой. В столь юном возрасте надо за школьной партой сидеть и в куклы играть. Но для нее все сложилось иначе. Фронту требовались врачи и медсестры. И в 1942-м Лида поступила в ковровское медицинское училище, отличников принимали на фельдшерское дело. Возраст во внимание тогда не брали. Рассказывали, что когда немцы подошли к Москве, юных медиков подготовили к отправке к линии фронта, ждали приказа. Но волна неприятельского наступления была разбита, и студенты продолжили учебу.
Каждое лето (и перед первым курсом в том числе) студенты-малолетки трудились на добыче торфа. Между Владимиром и Орехово-Зуево были торфяные разработки.
– Дали нам робы, чуни – обувь такую, что воду не пропускает, резаки, которыми из болотной жижи вырезались большие брикеты торфа, – рассказывает Лидия Федоровна. – И отослали в болото. Я была девочкой крепкой, как в народе говорят, кровь с молоком. Поэтому работа мне досталась самая тяжелая – в воде стоять, торф резать и вытаскивать его. Те, кто послабее, укладывали торфяные брикеты в клетки… В болоте мы, девчонки, проводили много часов, а ночевали в сарае или иногда в окрестных деревеньках.
В училище было введено военное дело как один из главных предметов. Как вспоминает Лидия Федоровна, военрук попался злой и непримиримый. Помимо воинской науки (ползать по-пластунски, стрелять из винтовки и т.д.) заставлял девчонок ремни носить и большие пряжки у них до блеска начищать. Старались, терпели.
В строю «Бессмертного полка»
А старший брат Лидии, Николай, пошел на фронт добровольцем из Средней Азии, со срочной службы. С самого начала войны он был на передовой командиром разведывательной роты. Отчаянный и смелый человек, о котором не раз писали во фронтовых газетах, уничтожил десятки гитлеровцев и не раз приводил в свою часть «языка». В одном из писем он писал матери, беспокоящейся, не холодно ли ему морозной зимой, что теперь тепло, потому что по наследству от «языка»-офицера достался хороший полушубок... Группа смельчаков-разведчиков погибла в тылу врага, взятая в окружение. Полегли все до единого. Могила их в городе Ржеве. На память семье осталась фотокарточка Николая, которая до сих пор стоит в квартире Лидии Федоровны на видном месте. Женщина эта – теперь единственная свидетельница страшных военных событий из семьи, где было когда-то семеро детей. О своем брате она рассказывает больше, чем о себе. В прошлом году, как, впрочем, и в этом, портрет Николая потомки Лидии Федоровны несли среди сотен других в «Бессмертном полку». Сама наша героиня в силу возраста и болезней уже не смогла влиться в торжественное шествие.
Отголоски блокады
По распределению после окончания училища Лиде следовало уезжать в Архангельскую область, но мама серьезно болела, и ей надо было помогать. Лида упросила комиссию оставить ее на малой родине. В то время жили в здании школы села Малышево дети из блокадного Ленинграда. 46 совсем маленьких дошколят, в жизни которых трагически ворвалась война.
– При малышах круглые сутки была повариха, тоже ленинградка. А я каждый день ходила на работу из деревни Побочнево. И детям фельдшер нужен, и к маме надо. Другой раз прибежишь домой под вечер и плачешь, что оставила ребенка с высокой температурой...
А дети все хоть и слабенькие, но такие ласковые, милые. С утра обступают тебя со всех сторон, за руки держатся. А ты им ватрушки или пироги домашние раздаешь.
Вскоре ленинградских малышей распределили по другим адресам. И никого в Малышево не осталось. Лидия Федоровна счастлива тем, что ни один из них не заболел тяжело и не умер у нее на руках. Надеется, что и дальше их дела шли на лад.
Трудовой путь длиною в 60 лет
А в октябре 1946 года ковровской больнице №2 срочно потребовалась процедурная медсестра. В стационар тогда брали только с фельдшерским образованием. Автобусного сообщения через реку Клязьму еще не было, и деревенский народ ездил в город на поезде, иногда из-за перегруженности прыгали на подножки, бывало, и срывались на Красном мосту (железнодорожном) из-за встречного поезда.
В больнице Лида совмещала обязанности старшей сестры и процедурной, потому что коллектив был маленький и отделение общей терапии всего на 35 мест.
– Мамы моей уже 50 лет как нет в живых, а я до сих пор помню, номер ее палаты во 2-й больнице и койку у окна, – печально вздыхает Лидия Федоровна. – И все остальное помню, как будто вчера было. Этой больнице я отдала 25 лет жизни, о чем ничуточки не жалею.
Как только построили медсанчасть (ныне Центральная городская больница), Лидию Федоровну перевели туда в большое кардиологическое отделение, состоящее из трех блоков, где начинала трудиться с заведующей отделением, кандидатом медицинских наук Галиной Ивановной Наумовой, а заканчивала с Олегом Владленовичем Белоусовым. У нашей героини трудовой стаж – 60 лет, уволилась старшая медсестра из ЦГБ в 77 лет. В этом году Лидии Федоровне исполнится 88 лет.
О. АРТЕМЬЕВА
рейтинг: 
  • 0
Оставить комментарий