Авторизация
 

От пиратов до младенца

Недавно на сцене «Современника» в очередной раз побывали столичные знаменитости. Комедию «Младенец напрокат» ковровскому зрителю представляли как артисты театра и кино, так и эстрадники. За кулисами нам удалось пообщаться с заслуженной артисткой России Натальей Хорохориной, известной еще с советских времен по художественным фильмам «Пираты XX века», «Усатый нянь», «Белые росы» и снявшейся в двухтысячных годах в 45 картинах, среди которых «Любить по-русски-2» «Королева бандитов», «Красиво жить не запретишь» и др.
От пиратов до младенца
Считается, что внешность и фактура Натальи Хорохориной когда-то предопределили ее амплуа – простая женщина из народа, зачастую жизнерадостная хохотушка. В кино ей доставались и достаются преимущественно роли второго плана. Параллельно с кинематографом идет театр. Как говорят критики, одна из ее самых известных театральных работ – Жозефина в спектакле «Корсиканка» на сцене Театра киноактера. С 90-х годов Наталья Хорохорина работает и в антрепризе.
– На сцене, вопреки расхожему мнению, у артиста из пьесы в пьесу нет определенного стандартного образа, – рассказывает Наталья Николаевна. – Зависит все от пьесы, от роли, от автора, даже от времени, в котором играешь. Ошибочно также и думать, что некоторые из нас играют только положительные роли или только отрицательные. На самом деле актер так или иначе многое берет из себя. Если в каждом покопаться, есть разные черты. А наша профессия как раз позволяет вытаскивать их из себя.
Есть такое выражение – «актер – адвокат своей роли». Какая бы роль ни была, мы пытаемся своего героя понять и оправдать. Актер раскапывает суть человеческую, он своего рода психолог.
– Какая Вы в сегодняшней театральной роли?
– Это придуманный персонаж в комедии положений. Роль не главная, поэтому не несет большой нагрузки. Тем не менее у меня есть острое желание вложиться в нее по максимуму, напихать все, что понимаешь и чувствуешь. Сцена это зачастую позволяет сделать. А вот киноплощадка нет. Известно: кино – искусство режиссера. Артист может сыграть, как видит сам, а режиссер сделает несколько проб и потом на монтажном столе отрежет ненужное и лишнее на его взгляд.
– Одну из главных ролей играет в спектакле Сергей Дроботенко. Как он, артист разговорного эстрадного жанра, попал в труппу театральных актеров-профессионалов?
– Когда у меня спрашивали о моей работе, я всегда отвечала: делаю то, что написано в дипломе об образовании. Там написано: актриса театра и кино. Именно в такой последовательности и работаю, театр на первом месте. Сейчас удивительное время, когда творческие люди пробуют себя в разных жанрах. Например, в одном из спектаклей мы играли с фигуристом Алексеем Ягудиным. Антреприза это позволяет сделать. Кого она затягивает, тот остается.
Сережа тоже решил расширить свои творческие возможности. По-моему, «Младенец напрокат» – его первый спектакль. К реакции зрительного зала Сереже пришлось долго привыкать. Эстрадники привыкли, что после каждой шутки зрители смеются. А у нас слово-два сказал – тишина. У нас спектакль – своя история, которую в зале должны понять и оценить.
Дроботенко органично влился в наш коллектив. С ним комфортно. Ведь очень важно, чтобы в антрепризе был хороший коллектив. Приходится много ездить по городам, обстановка нервная, усталость, напряжение. Вообще, у нас подобралась приятная компания из шестерых актеров.
– Владимир Долинский, Сергей Дроботенко, Юрий Аскаров (кстати, тоже юморист и пародист), Карина Мишулина, Дарья Гончарова, Наталья Хорохорина… Давно вы гастролируете таким составом? И как вас принимают?
– Гастролируем давно. Но не так часто, как хотелось бы. Каждый из нас – занятой человек. То, что играем с удовольствием – однозначно. Подзаряжаемся друг от друга положительной энергией.
А вот в городах, которые посещаем, публика бывает разная. Иногда восторженно встречают, иногда прохладно. Что интересно, залы различны по своим реакциям на один и тот же спектакль, на одну и ту же игру. Есть публика веселая и есть угрюмая, есть понимающая тонкости юмора и есть поверхностная, есть скованно-рафинированная и есть простая, у которой смех и слезы от души. В театральных кругах ходит такая история. Играет труппа комедию, а в зале стоит кромешная тишина. Артисты ничего не понимают, переживают. Оказывается, зрители – солдаты из воинской части. Командир приказал им «артистам не мешать».
– Бытует мнение: если смотреть спектакль в Москве или в Санкт-Петербурге на родных сценах, с полным набором впечатляющих декораций, то и артисты там играют лучше. Дома стены помогают. И ответственности опять же больше.
– Наша актерская суть такова, что мы в принципе не можем играть по минимуму, вполсилы. И потом, вопрос задан о стационарном театре. Для актеров такого театра смена места, конечно, стресс, потерянные возможности. Мы же играем антрепризу. Она изначально задумана как гастрольный вариант. Заранее продумывается все до мелочей, с учетом, что где-то не будет хорошего света, где-то со звуком проблемы.
Однажды мы попали в Екатеринбург с его знаменитым залом «Космос». Зал такой огромный, что если ты стоишь в одном конце сцены, плохо видно, что делается на другом. Пришлось концентрироваться в середине. Играли как-то в оперном театре, где оркестровая яма. Для драматической постановки это очень плохо, ведь артисты должны быть ближе к зрителям. Да, нам трудно. Но преодолеваем.
Беседовала
О. АРТЕМЬЕВА
рейтинг: 
  • 0
Оставить комментарий