Войти
 
25.07.2017, 09:52

Седьмая шкура и шерсти клок

В очередной раз чиновники решили заглянуть в кошельки россиян. В начале июля Минфин инициировал рассмотрение законопроекта об обязательном страховании жилья. Проект пылился в Госдуме уже более трёх лет, но из-за противоречия его некоторым нормам Гражданского кодекса руки депутатов до него не доходили.
Седьмая шкура  и шерсти клок





























Инициативу Минфина аналитики связывают с высокими затратами госбюджета на новое жильё пострадавшим в стихийных бедствиях. Согласно подсчётам статистиков, самые большие затраты идут в связи с лесными пожарами, доходящими до деревень и посёлков; на втором месте те, кто утратил жильё в связи с наводнениями, оползнями и пр.
Критики законопроекта напоминают, что по нормам ГК без согласия человека нельзя заставить его застраховать свою жизнь или собственное имущество, но сторонники предлагают поправить ГК. Сейчас доля добровольно застрахованных квартир в России, по оценке «Росгосстраха», составляет не более 5% от всего жилищного фонда. Между тем населению необходима гарантия восстановления жилья в случае его порчи или утраты.
Опыт последних лет показывает – если государство твердит, что нужна забота о населении, значит, грядут новые поборы. Надо полагать, обязательное страхование жилья не заставит себя ждать. Споры сегодня ведутся лишь о том, включать ли страховые поборы в коммунальные квитанции или сделать отдельную квитанцию по типу квитанции за капитальный ремонт.
Во сколько нам обойдётся страховка жилья? На сайте одной из страховых компаний калькулятор позволяет подсчитать, что при оценке квартиры в полтора миллиона и при страховании гражданской ответственности на 300 тысяч полис обойдётся в 11 тысяч. Понятно, что массовое страхование будет происходить без вызова страхового агента, без осмотра квартир и обойдется дешевле.
Москвичи уже несколько лет оплачивают льготную страховку на случай пожара, взрыва, залива, ЧС. Сегодня они платят по 1,62 руб. за 1 кв. м в месяц, но страхуется при этом только отделка квартиры, а не риск её полной утраты. В случае полного уничтожения жилья московское правительство гарантирует выдать новое за свой счёт. Средний размер выплат по страховым случаям составил в прошлом году около 31 тысячи рублей. Понятно, что при уничтожении жилья эта сумма погоды не сделает. Значит, платить за страховку предложат значительно больше.
В обычных городах вроде Коврова массовых стихийных бедствий не замечалось. Куда же пойдут страховые взносы? Традиционно страховая премия, собираемая страховщиками, составляет около 1% от стоимости квартиры. По аналогии с ОСАГО страховщики вправе оставлять себе за работу лишь 20% от собранного. А остальное? Законодатели предлагают равномерно распределить между всеми собственниками повышенные риски ветхих деревянных домов и расположенных в местах подтоплений и вблизи пожароопасных участков. Создать очередную «кассу взаимопомощи». Вот только опыт автовладельцев говорит, что при наступлении страхового случая страховые выплаты по ОСАГО много ниже рыночной стоимости ремонта. Логично, что при страховании жилья возникнут те же проблемы – за утраченное жильё мы получим жалкие копейки. Государство, обкладывая нас новым побором, больше заботится о себе и владельцах страховых компаний, чем о своих гражданах.
Граждан же вопреки заверениям о недопустимости роста квартирной платы фактически понуждают платить за жилье с каждым годом все больше. В том числе за счёт поборов на капремонт, возросших размеров налогов на имущество, а теперь еще и грядущей обязательной страховки.
Я. Кабанов
Оставить комментарий